Вернуться на главную  
 
 
     
  Пресса о нас  
     
 
Газета "Новый путь", 2008 г. — Открытие центра стало острой необходимостью подробнее >>

Вологодская областная благотворительная общественная организация (ВОБОО) Милость в рамках своей уставной деятельности занимается благотворительностью в оказании материальной, финансовой и адресной помощи нуждающимся людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, одиноким малоимущим пенсионерам, многодетным семьям, детям-сиротам, общественным организациям и другим.

За восемь лет существования, с февраля 2000 года, «Милость» проделала значительную работу. Практически в самом начале деятельности был открыт реабилитационный центр для наркозависимых и алкоголиков под г. Белозерском, в котором находятся сейчас 16 человек с различной зависимостью. Для оказания помощи мы обращаемся к организациям и всем, кто желает оказывать содействие и помощь в благотворительности, т. к. коммерческой деятельностью «Милость» не занимается. Возвращаются времена меценатства и благотворительных дел, которыми славилась дореволюционная Россия. Без такой помощи мы не сумели бы, наверное, сделать то, что сегодня имеем, и двигаться дальше.

Упомянутый реабилитационный — центр был создан в сентябре 2000 г. на базе бывшей обанкротившейся «Агрофирмы». Открытие его было вызвано острой необходимостью, т.к. мы увидели, что проблема наркомании на вологодской земле становится просто вопиющей. Мы увидели боль, слезы, беду и страдания матерей и отцов и самих ребят, попавших в наркотическую зависимость. Срок реабилитации в центре составляет 1 год, никакой оплаты за это не предусмотрено. Реабилитация это не медицинские методы, не какое-либо обязательное принуждение, это свободное решение каждого молодого человека освободиться от зависимости через труд, через изучение библейских истин, восстановление духовных и нравственных качеств. Каждый, поступивший в центр, вправе в любое время прервать реабилитацию и возвратиться домой.
Мы понимаем, что нам необходимо показать делами бескорыстные и благие намерения в возвращении потерянных душ обществу здоровыми. Хотя наши усилия в масштабах страны — это капля в море, но если каждый будет заботиться об оздоровлении нашего общества, придут процветание и успех.

Для жизнедеятельности центра появилась необходимость развития своего подсобного хозяйства, поэтому было принято решение заняться сельхозпроизводством. Но необходимы были и земля, и техника. Обратились к организациям, предпринимателям с письмами, содержащими просьбу — оказать помощь в таком важном деле. Слава Богу, люди откликнулись, были куплены сельхозтехника, животные 2 коровы, птица, начали разрабатывать землю, посадили первые огороды. Сейчас в нашем хозяйстве 20 коров, 19 коз, 24 куры, выращивается своя сельхозпродукция. В центре имеются два трактора, различное сельхозоборудование, проведены ремонты жилого корпуса и животноводческих помещений, решаются вопросы по дальнейшему развитию центра (второго жилого корпуса, производственных помещений и др.)
В 2006 г. «Милость» приняла участие в конкурсе на получение канадского гранта. Грант был получен, на него мы купили сельхозтехнику.

Кроме этого в 2007 г. была приобретена часть дома в п. Ирдоматка, в котором находится ДДПЦ «Приют» для детей из неблагополучных семей. Все имущество, находящееся на балансе организации, используется исключительно для уставных целей.

За сравнительно небольшой срок деятельности в центре прошли полную или частичную реабилитацию 164 человека, на сегодня образовались 7 семейных пар, у которых уже родились прекрасные дети.

В перспективе мы намерены развить хозяйство до полного самообеспечения центра и оказывать благотворительную помощь населению (малообеспеченным семьям; детскому приюту, интернатам, больницам и др.).

Особую благодарность мы выражаем нашим постоянным спонсорам:
ЦХВЕП «Добрая Весть», а также
В.А. Фуфаеву — генеральному директору КХМ,
А.Н. Афонасьеву — генеральному директору «Управления механизации»,
А.П. Малыхину — директору КХМ 1,
С.М. Терехову — генеральному директору «Черметгрупп».

А. Забродина, директор ВОБОО «Милость»
Газета «Новый путь», 2008 г.

 
     
 
Газета "Речь", 2006 г. подробнее >>

Луч надежды

В реабилитационном центре для наркозависимых с пагубным пристрастием борются при помощи молитвы. Люди готовят проекты — как избавиться от наркомании за несколько дней. Кто-то вспоминает про перенаселение планеты и предлагает «этих нелюдей» согнать на остров и разом перестрелять. Потому что хороший наркоман — мертвый наркоман. Кто-то открывает реабилитационные центры, где лечение стоит так же дорого, как и полет в космос. Родители наркоманов продают квартиры, а делающие бизнес на обещаниях избавить от зависимости граждане гребут и гребут деньги. А другие вспоминают про Бога, говорят о вере и практически бесплатно берут к себе тех, кто уже не нужен даже собственным родителям. Реабилитационные центры, организованные адептами неправославной веры, появляются по всей стране. С ними воюют все, кому не лень: власти, православная церковь и даже некоторые мамы-папы. Мол, пусть лучше наш ребенок будет зависим от героина  — кокаина — метадона, чем от вашего непонятного Бога.

Другие песни

Недалеко от Белозерска уже почти шесть лет существует подобный реабилитационный центр. Протестантский. Там уверяют, что кроме смерти и зоны у наркомана есть еще одна дорога. Но для того, чтобы увидеть ее, нужно поверить. Прежде всего в Бога. В то, что только он может дать силы пережить ломку, а потом навсегда отказаться от наркотиков. Руководители реабилитационного центра давно готовы делиться своим опытом, да только и в Вологде, и в Череповце на них смотрят как на опасных сумасшедших и в сотый раз повторяют, что наркомания у нас не лечится. А Бог? — покажите нам его, и мы, может быть, поверим. В центре под Белозерском пока готовы показать только девушек и молодых людей, которые 8-12 лет зависели от героина, а теперь о наркотиках стараются не вспоминать. Это они раньше ради двух граммов героина распродавали последнее, хором  пели реквием по своей мечте: ни семьи, ни друзей, ни работы. Сейчас у них другие песни. С утра — молитва, вечером снова молитва. И больше не надо искать пути в иные миры, приводящие в мир иной.

Ограничение и наказание

Попасть в реабилитационный центр можно только после предварительной беседы с его директором Аллой Забродиной. Она рассказывает о жестких правилах, которые существуют в центре. Нельзя пить, курить, колоться, воровать, лгать и даже оставаться наедине девушке с молодым человеком тоже нельзя. За нарушение любого из этих правил наказание всегда одно: собирай вещи и езжай-ка домой. В небольшом двухэтажном кирпичном здании центра могут жить 18 человек. Сейчас там 15. Этот «недобор объясняют просто. Лето и начало осени — так называемое маковое время. Молодые наркоманы отправляются «собирать урожай: ходят по дачным участкам и воруют мак. К осени их запасы заканчиваются, а денег на героин  или  кокаин, как правило, нет. Вот и приезжают в Белозерск многие наркоманы уже в состоянии ломки. В Череповце среди них даже ходит такая присказка: хочешь переломаться — езжай в Белозерск.

— У нас нет никаких медикаментов. Мы лечим не таблетками, — говорит Алла Забродина.— Я очень хорошо понимаю, что наркоманы — это одержимые люди, у них уже не осталось ничего дорогого. Только обколотая жизнь. И, кроме любви, их уже ничто не остановит. Ничто. Но я знаю и то, что они прежде всего люди, и они должны жить. Сейчас мы ничего от них взамен не требуем. Да они и дать-то ничего не могут. Зато могу я. Я говорю им, что Бог их любит, что их жизни для него драгоценны.

Помогите мне

По статистике, которую ведут в центре, из десяти наркоманов выдерживает годичный курс реабилитации один человек. Кто-то, пережив ломку, через пару дней покидает центр, другие остаются  на месяц-два и тоже потом уходят. А после пишут и пишут письма. Из тюрьмы, из подворотен и подвалов, а если очень повезло, то пока еще из своего дома: «3дравствуйте, Алла Васильевна. Вот решил написать вам. Хочу попросить у вас прощения за то, что не послушал вас тогда и поступил, как считал нужным. Теперь-то я на свои силы не надеюсь вовсе, потому как я и в Боге, вернее, в вере, очень слаб. А впереди туман. Откровенно говоря, в вере я вообще никакой. Я не знаю, что мне делать, Алла Васильевна. Пытаюсь читать Библию и ничего не понимаю, ни строчки. Пытаюсь молиться и не могу связать двух слов. Алла Васильевна, посоветуйте мне, пожалуйста, как быть, как бороться с самим собой. В душе постоянно идет борьба добра со злом, и мне кажется, что зло все чаще побеждает и перевешивает. Я понимаю, что моя дальнейшая жизнь без Бога — это темный лес, мрак и болото. Но как прийти к Богу, я не знаю. Пожалуйста, помогите мне. Вот и все. Извините меня, если что-то не так пишу. Пусть Бог хранит вас. Досвидания».
Это письмо Алла Забродина получила из колонии; Там четыре года будет сидеть ее бывший воспитанник, а ныне арестант номер М. За воровство.

Работа и молитва

Для тех, кто все-таки решил остаться в реабилитационном центре, утро начинается всегда одинаково. Первыми в пять утра встают фермеры. В прошлом наркоманы или алкоголики. до завтрака им надо накормить около 40 куриц и надоить несколько ведер молока. В центре свое большое хозяйство — двадцать коров, несколько быков, гуси. Потом в шесть утра поднимается  Юля. Семь лет подряд она не представляла своей жизни без героина и с легким презрением относилась к тем, кто никогда не «улетал». Теперь почти год работает на кухне центра. Готовит супы и каши почти на 20 человек. Остальные поднимаются в семь. Через полчаса все собираются в большой комнате, где на стене красными буквами написано, что Христос умер и воскрес за тебя. Минут сорок читают Библию. Начинает один из служителей (когда-то и они были наркоманами, теперь объясняют другим, как забыть об игле). За ним по очереди читают все остальные. Завтрак. Потом работа. Обед. Работа. После ужина проповедь. Несколько часов свободного времени, и в десять вечера отбой. Первыми встают фермеры…

Люди и судьбы

— Единственное, что мы от них все-таки требуем, — это послушание, — говорит Алла Забродина. — Однажды привели ко мне молодого человека, кандидата наук. Зовут Атон, 29 лет, наркоман со стажем. Как только он услышал о наших правилах, сразу заявил, что в наш центр — ни ногой. Это, видите ли, насилие над личностью. А то, что он, употребляя наркотики, со своими родителями творил, это все нормально, это не насилие! Так и пришлось родителям 12 дней держать его в московской закрытой клинике за 50 тыс. долларов. Для сравнения: у нас в месяц родители наркоманов платят по 1500 рублей —только на еду.

У Юли в ее 25 лет тоже было практически все, и родители с друзьям, и любимая работа, и деньги. За семь лет употребления наркотиков — четыре клинические смерти, четыре передозировки. Ее вытаскивали практически с того света, точнее, из ада. Был любимый человек, который, как это обычно бывает, и посадил на иглу. Был маленький сын.

— Становиться наркоманкой я не собиралась. Все началось с развлечения, с глупого любопытства. Сначала марихуана. Потом героин. Я очень хорошо зарабатывала, поэтому проблем с новой дозой практически не было. Первое время, конечно, был кайф. С чем бы сравнить? Ну, представь, что ты несколько дней вообще ничего не ела. И тут перед тобой на стол ставят огромное блюдо любимого супа или, скажем, жареной картошки с луком. Ты набрасываешься на еду, забываешь обо всем на свете и ешь-ешь-ешь. Вот это примерно и  испытывают наркоманы после новой дозы. И никаких новых миров, никаких полетов в поднебесной. Все это выдумки. А потом ломка. Это ужасные головные боли, а кости как будто разрывает на части. Представь, ты сильно ударишься ногой об острый угол. Очень больно. А у нас так болит все тело. Нельзя ни стоять, ни лежать. В голове только одно — новая доза. Купить! Прямо сейчас! И считай, что тебе повезло, если такая боль держится пару дней. Некоторые ломаются неделями. Очень страшно и хочется кричать. Но сильнее всего меня пугает  другое. Однажды ко мне подошли на работе и сказали, что с этой минуты я здесь больше не работаю. Денег на героин больше не было. Я просила и даже требовала у родителей. Чем только им не угрожала, говорила, что не переживу новую ломку. Мама со слезами на глазах давала деньги. Потом мама же привезла меня в этот реабилитационный центр. Вначале я думала, что не смогу прожить здесь и месяца, но как видишь…

Несколько недель — и Юля перестанет быть реабилитантом. Ее год практически на исходе. На все вопросы, сможет ли она удержаться и не вернуться к наркотикам, Юля лишь улыбается и напевает: «Мой Господь, верю я ты со мной. На работе ее снова ждут, дома готовит большой праздник мама. Второй день рождения как-никак. Сыну Леше два года. Он думает, что его мама живет в фотографии, и, раскрыв рот, слушает бабушку, которая уверяет, что это совсем не так. И все-таки Юля — счастливый случай. Чаще бывает иначе.

Кость в горле

— У меня здесь есть такие, у кого уже умерли все близкие. Есть те, кто жил на помойке. Кого-то споил собственный отец. А есть и военный офицер. Прошел Чечню, да видно что-то в нем не выдержало войны. Есть воры и проститутки. И даже люди с двумя высшими образованиями, — рассказывает Алла Забродина, — Сейчас умирает меньше наркоманов, чем в том же 1998 году. Но это только потому, что «старые» уже на кладбище, а  «новые» еще не успели наиграться. Москва в день потребляет тонну героина. Вы представляете, какие там деньги крутятся? Поэтому любой христианский центр — как кость в горле. Маленькая, я очень маленькая кость. Но все-таки.

После дозы героина они забывают. Забывают, как надо работать, как надо отдыхать, как выражать себя, как чувствовать. Они живут в другом мире. Они посвящают свою любовь Мише (нет в живых), Оксане (нет в живых), Антону (тяжелый психоз после очередной ломки и двух клинических смертей), Саше (необратимые изменения в психике). Они пускают по венам «сказку» и играют в «свободу» — игрушку, без которой не могут те, кто не желает выбирать ни пепси, ни жизнь. Доза героина — и плевать, чем сегодня придется платить за новую. А завтра… да кто сказал, что это завтра когда-то наступит?

Р.S.

За все шесть лет существования реабилитационного центра его руководители не получили ни копейки помощи от власти. Просили у губернатора Вячеслава Позгалева, писали даже Чубайсу. Без ответа. Когда центр только открывался, на всех не хватало еды. Звонили на пищевые базы. Кто-то давал просроченные продукты, кто-то отвечал, что лучше выбросит на помойку, чем подаст наркоманам.

Екатерина Деменьтьева
Газета "Речь" 08.09.2006

 
     
 
Газета "Время любви", 2004 г. — Спасай взятых на смерть подробнее >>

Почему эта простая русская женщина — Алла Васильевна Забродина — в 50 лет стала директором реабилитационного Центра для алкоголиков и наркоманов?
Она открыта и искренна, и ты понимаешь, что с ней не надо кого-то из себя изображать, можно быть таким, какой ты есть со своими слабостями и недостатками, тебя все равно примут, поддержат и будут милостивы. Вспоминая нашу встречу,  я подумала, что заставить человека может сила, но изменить нас изнутри способна только любовь  милость.

Решение

Несколько лет назад пастор церкви “Добрая весть» (г. Череповец) Владимир Моцьо увидел страшную проблему — дети, молодые люди, подростки погибают от наркомании… Пастор начал молиться о реабилитационном центре в Череповце. Молилась вся церковь… В то время в Киеве проводилась конференция, где собирались директора реабилитационных центров и пастора церквей, в которых есть реабилитационные центры. Туда пригласили и Владимира Моцьо. Мне тогда очень хотелось поехать  с ним. Я не знала, зачем и почему, но понимала, что что-то в моей жизни будет меняться. Однажды во время молитвы (примерно два месяца спустя) я поняла, что у меня будет очень и  очень трудное служение. Но если я доверюсь Богу, то увижу великую победу. Я зарыдала и сказала: “Бог! Я не хочу этого трудного служения! Почему опять я? Мне уже столько лет! Почему у меня то испытания, то служения!?»  Незадолго до этого я оказалась в детском лагере, куда ехать, вообще  не планировала. Но у них не было повара, и я поехала. Было очень тяжело: работали по 16 часов в день. Я просто валилась с ног и думала: “Все! Мне не вынести!” Плакала, просила сил у Бога, страшно болели ноги. Лето стояло очень жаркое, в лагерях было много отравлений, но мы каждое утро молились, и за все 26 дней у нас ни один ребенок не пострадал. Лагерь стал очень сильным испытанием для меня, своего рода подготовкой к реабилитационному центру. Но тогда я не понимала, а только плакала:
“Господь, за что мне эти испытания? Мне уже 50 лет, почему я тут оказалась?”
25 лет я проработала на предприятии, в кадрах и видела, как люди страдали от алкоголизма, как мучались их семьи. Мне было очень жалко матерей.  Моя мама 25 лет проплакала из-за моего брата, который пил настолько, что я его трезвым практически не  видела. Я очень люблю свою мать  и знаю, что это и позор родительский, и боль, и беда, с которой  справиться человеку невозможно. Сначала я думала, что человек сам виноват. Но на самом деле корни этой проблемы — зависимости от наркотиков или алкоголя — намного глубже. Без Бога человек рано или поздно обречен на ту или иную зависимость  алкоголизм, наркоманию, азартные игры…. Не важно, к какому слою населения ты относишься,  художник ты или слесарь, учитель или врач, богатый или бедный, умный ты или глупый, — эта беда приходит и  порабощает. И становится страшно любому, кто  вдруг в какой-то момент понимает, что его жизнь теперь целиком и полностью зависит от наркотиков. Но я знаю, что Бог хочет освободить всех, попавших  в зависимость, потому что Он очень любит каждого человека. Особенно тех, которые заблудились, ослабели, обмануты, не могут найти выход из создавшейся ситуации. И поэтому я пошла, служить в Христианский реабилитационный центр.

Центр

За три года через Центр прошло 65 человек — люди, которых общество отвергло. Для кого-то это не цифра, не то число, которое на самом деле нуждается в спасении, изменении жизни. Но Божье дело всегда начинается с малого.

Центр находится под городом Белозерском в Вологодской области. Это чудесное место удалено от всех населенных, пунктов, рядом — хорошая плодородная земля — то, что необходимо для трудовой реабилитации, потому  эти люди, как правило, без трудовых навыков. Когда они приходят в центр, многие из них нигде не работали, нё учились. Родители их то закрывали дома, видя в этом  выход, то увозили в деревню, лишь бы чадо не стало искать “дозу”.

До того, как они приходят,  я встречаюсь с ними и говорю; что ждет. У нас есть определенный порядок, которому они должны подчиняться: подъём в 7 утра, далее — чтение Библии и молитва (они могут не молиться, но обязательно должны присутствовать), далее — завтрак, и до обеда мы расходимся на работу. Когда они трудятся, происходит та же самая реабилитация. Вот, например, Катя приехала, когда мы картошку копали. (Интервью с Катей читайте в следующем номере “Время Любить” — прим. ред.) Подходит ко мне одна реабилитантка: “Алла Васильевна! Заберите Катю, я уже больше не могу: она ноет, не хочет убирать… “Я говорю: “Хорошо, давайте мне ее сюда”, Мы с ней начали собирать картошку, я  ей потихоньку рассказываю: “Кать, знаешь, сейчас ты делаешь удивительно полезное дело. Ты мешок картошки сразу не съешь, и то, что мы сейчас выкопаем, будет тем, кто нуждается в этом.  Ты сейчас  впервые в жизни работаешь не для себя, а длядругого человека. И вот так, в процессе любой работы, любой служитель говорит: «Ты сейчас впервые в жизни ничего не делаешь для себя. Сейчас ты делаешь это для своего ближнего. В этом соблюдается Божий закон “Возлюби ближнего своего, как  возлюбил тебя”. И каждому в Центре Бог говорит через любого служителя: “Ты здесь, потому что Бог тебя любит, Я сегодня с тебя требую, тебя наставляю, потому что я тебя люблю”. В Центре они получают и любовь, и строгость, и справедливость одновременно.

Духовность

Мне приходится бывать на светских собраниях, конференциях, семинарах… Там говорится, что духовность (в смысле театра, кино, поэзии, искусства…) спасает детей от наркомании: “Выделено столько-то денег на расширение спорткомплекса, на бесплатные кружки, посещение музеев, театров…” И все эго из средств для борьбы с наркоманией. Как профилактическая работа. Но духовность такого характера никогда никого не спасёт от наркомании, алкоголизма, детской преступности, отверженности, потому что духовность — это не то, что даёт нам какое-то эстетическое наслаждение. Духовность — от слова “дух”. В Библии сказано, что Бог есть дух. Только Он может укрепить нас духовно и помочь решить самые тяжёлые проблемы.

Реальность

В 2000 году в России был пик наркомании для того времени. Сейчас число употребляющих наркотики вроде бы снизилось в полтора раза. Но, во-первых, любое число из статистики смело умножайте на 10. Во-вторых, есть неофициальная  статистика. Мои ребята, находящиеся на реабилитации и уже прошедшие реабилитацию, когда общаются в своих дворах, где это все начиналось, приезжают просто в ужасе оттого, что там происходит. Если раньше было несколько человек наркоманов во дворе, то сегодня практически каждый второй. Возраст наркомании снизился до 12-ти лет. Поэтому говорить о том, что проблема начала решаться, — обман. В Череповце уже есть часть кладбища, где хоронят наркоманов в возрасте от 17 до 25 лет. Целое поколение людей вымирает! Мы должны ещё больше работать в этом направлении, чтобы наши дети были защищены.

Лада Скороходова
Газета "Время любви" №1(19) 2004 г.

 
     
 
Газета "Время любви", 2004 г. — Дорогие детки... подробнее >>

Как вы думаете, что в жизни самое сложное? Открыть новый закон физики? Заработать кучу денег? Управлять государством? Наверно, сложнее всего вырастить и воспитать хорошего человека. Если бы общество знало секрет правильного воспитания, на земле уже сейчас был бы рай. О том, насколько мы далеки от идеала, свидетельствует шокирующая статистика: каждый год число наркоманов в России увеличивается, по официальным данным, вдвое, по неофициальным — втрое. Почему наши дети становятся наркоманами и алкоголиками, бандитами и проститутками? Как родители могут повлиять на будущее ребенка? Ответами на эти непростые вопросы делится директор христианского реабилитационного Центра для наркоманов и алкоголиков Алла Васильевна Забродина.

Всё начинается с семьи. Когда муж и жена решают иметь ребёнка, в жизнь приходит личность, а не просто их собственность. Это награда от Бога, дитя, у которого своя судьба, свой характер, лицо. Через 72 часа после зачатия бьётся сердце, душа уже вложена в это непонятное ещё существо. Ребенок чувствует, ждут ли его, любят ли. Обычно дети забывают, вкусно ли их кормили и хорошо ли одевали. Но любили их или нет, общались с ними или нет, они помнят всегда.
Практически каждого человека, кто приходит в Центр, я спрашиваю, с какого момента и почему началось его падение. Многие признаются, что никогда не имели душевной близости с родителями, не могли довериться им. Родители заботились, чтобы они были здоровы, сыты, одеты, хорошо учились, занимались в музыкальной школе, чтобы не было свободного времени, которое бы ребёнок проводил неэффективно... Но никогда сын или дочь не могли прийти и, уткнувшись в плечо матери или отца, рассказать о своих переживаниях. Потому, когда происходили в жизни ребёнка неприятности, он старался их скрывать, чтобы не услышать: «Я предупреждал, что так делать нельзя. Если тебе безразлично, что мы работаем для тебя день и ночь, то ты неблагодарный...» И чем дети становились взрослее, тем они больше удалялись от родителей. Потому очень важно строить взаимоотношения с детьми с раннего детства.

Будьте заинтересованы в их жизни — это всегда принесет плод. Пусть ни один поступок ребёнка не останется для вас незамеченным — ни хорошее дело, ни плохое. За хорошее надо всегда похвалить и спросить, как ему это удалось, что им двигало. Тогда ребёнок будет видеть не просто благодарность родителей, но и их заинтересованность, которая очень вдохновляет детей. Как-то к нам в Центр приехала семилетняя девочка - младшая сестра одной реабилитантки. Мне рассказывали, что она очень избалованная, требовательная. Но я отнеслась к ней как к ребенку, спросив: «Алёна, ты любишь маме помогать?» «Люблю». «А у нас в Центре все друг другу помогают». «Да, я вижу». «Я тебя назначаю дежурной по крыльцу». Этот ребёнок так прибрал крыльцо! Надо было видеть её лицо, когда я ей сказала: «Алена, ты молодец — так аккуратно всё слала! Я очень тобой довольна!»

Прошел день, вечер, смотрю, а крылечко не прибрано: ребёнок есть ребёнок, ему надо напоминать. Я подошла к ней и сказала: «А ты помнишь, как вчера красиво крылечко прибрала? Ты что, сегодня забыла?» «Забыла!» «Представь, входит к нам человек, видит порядок, и у него мнение создается о людях, которые живут здесь...» Она пошла и снова прибрала крыльцо. Тут рядом были два мальчика, которые увидели это и говорят: «Бабушка Алла, мы тоже хотим тебе помогать!»
Ребёнок чувствует, когда к нему относятся благодарностью. Важно его поддерживать. Тогда он не будет пугаться, если не сделал что-то вовремя, а просто вспомнит и сделает всё как следует.
Этого можно достичь в любой семье. Например, отец говорит: «О! У нас сын сегодня молодец: он всю обувь поставил рядышком, в порядке!» После таких слов в сердце ребенка появляется благодарность. Он видит, что любое его усилие сделать приятное своим родителям не остаётся незамеченным. Стремитесь к взаимопониманию, дружбе с детьми, давая им понять, что родители им во благо, поддержат в любую минуту.

Мы воспитываем детей своими ежедневными поступками. Если вы говорите «скажи мне правду, и я не накажу тебя», то, пожалуйста, исполняйте своё обещание, чтобы в следующий раз, какой бы эта правда ни оказалась горькой, вы её узнали. Верность слову поднимет ваш авторитет в глазах детей, они будут честны и открыты с вами. Видя ответственность отца и Матери за свои слова и дела, они научатся принимать ответственность на себя. Но если отец, говоря «не лги», просит потом ребёнка ответить по телефону «папы нет дома», то именно это научит малыша.

Иногда трудно трезво ощутить, что нужно, полезно, а что — нет. Если всё в семье вращается вокруг ребёнка, он начнет это использовать. Слепая родительская любовь губит. Потому любой нехороший поступок сына или дочери тоже не должен остаться незамеченным.

Разберитесь, почему ребенок так поступил, какие были обстоятельства. Объясните ребёнку причину произошедшего и смысл наказания. Верующим родителям следует указать на допущенный грех и его последствия. Ребёнок не ожесточится сердцем, если будет видеть, что у родителей нет цели просто всыпать ему побольше. Понимая, что наказание заслуженное, он не почувствует оскорбления или унижения. Пусть в вас живёт искренность и любовь, чтобы дети могли бы с гордостью сказать: «Это мои папа и мама. Я многое делал неправильно, но они понимали и любили меня даже тогда, когда наказывали».

Если мы сами неправильно поступаем в отношении детей, мы сеем в их будущее. Я сама, до того, как пришла к Господу, много неправильного делала в отношении сына: наказывала его в гневе, проклинала словами, говоря: «Ты двоечник, ничтожество, ничего не добьешься...» И я просто призываю вас подойти к ребенку и сказать: «Мой дорогой сынок! Я прошу тебя прощения за каждое неправильно сказанное слово, за то, что наказывал тебя незаслуженно, и мои слова не совпадали с моими делами». Сказан так, вы нисколько не унизитесь в глазах детей. В этом покаянии они будут видеть величие Бога в вас.

Тех родителей, которые не знают Бога, я прошу никогда не употреблять нецензурных слов в отношении детей. В Библии написано: «Жизнь и смерть во власти языка» и «Никакое гнилое слово да не выходит из уст ваших». Бог определил нецензурные слова «гнилыми». Никому не придет в голову принести в дом что-то гнилое: мы это выбрасываем. Но позволяем себе нехорошо говорить в отношении ребенка, а потом не понимаем, отчего он часто болеет. Помните, что ваше слово либо поднимает, либо делает что-то негативное. Поднимайте ребенка в его собственных глазах и не думайте, что он не достигнет больше, чем вы.

Если ребёнок все же начал потреблять наркотики, как это понять? Пусть у вас будет в привычке встречать детей, чтобы видеть, как они вошли, разделись, разговаривают с вами (но не для того, чтобы понюхать или посмотреть зрачки...). Скажите какие-то теплые слова, поприветствуйте их. Если у ребёнка всё в порядке, то, приходя откуда-то, он обязательно хочёт есть. Предлагая покушать, сядьте с ним, поинтересуйтесь, как он провёл день. На это надо всего 15 минут, но вы увидите его состояние. Если родители постоянно общаются с ребёнком, они не упустят момента.
Слава Богу, за тех родителей, которые приветствуют, когда их дети приводят друзей домой. Я сама никогда не выталкивала ребёнка на улицу: «Пойди к другу, развейся». Наоборот: «Пригласи Андрея к нам, посидим, попьём чаю». Я с ними немножко пошучу, уделю им внимание... У нас всегда были друзья сына, Я знала, кто они, чем увлекаются, куда ходят. Не потому что контролировала, а потому что, буквально, 15 минут с ними поговорю и уже знаю, чем они дышат, какое у них настроение. Матери звонили мне и спрашивали: «Что Саша делает у вас каждый день?» И я рассказывала, что делал Саша, Андрей, Вася, Боря…

Смотрите на настроение детей. Наркотик действует так, что замкнутый человек становится разговорчивым, а разговорчивый и общительный, наоборот замыкается. Возникают физические проблемы: ребёнок быстро устаёт, проявляет беспокойство; то у него слабость, то он плохо спит; он либо полностью теряет аппетит, либо ест всё подряд. Очень много случаёв, когда взрослые дети внезапно заболевают “желтухой”. И, бывает,, врачи не объясняют, что это гепатит С из-за систематического употребления наркотиков. Гепатит С может появиться через год, полтора, два и даже три года. Это сигнал родителям: аккуратно посмотрите на его руки (не заметить невозможно).
Когда дети начинают употреблять наркотики, у них появляется постоянная потребность в деньгах: они просят то на одно, то на другое. Контролируйте, сколько денег храниться в вашем кошельке и доме. Если ребёнок попросил денег, вы должны знать, что он приобрел. Следите, как он одевается, откуда у него появляются или куда исчезают вещи. Потому что Катя, например, могла брать у отца деньги, а он даже не замечал. Такая бесконтрольность привела к ещё большим проблемам. Кто-то может сказать: «Что же мы должны следить, как он ест, пьёт, одевается, деньги тратит!?!» Пока дети находятся в вашей воле и не имеют заработка, вы просто обязаны знать о них всё. Эту ответственность дал вам Бог. Но это не значит, что вы должны контролировать каждый их шаг. Постарайтесь построить с ними доверительные отношения.

Если беда всё-таки постучалась в ваш дом, не игнорируйте её, думая: «Может, мне показалось...» Христианам я говорю однозначно: не старайтесь скрыть проблему, лгать. Идите в церковь: у вас есть братья и сёстры по вере, пастор, лидеры, которые будут молиться, поститься за вашего сына или дочь.

Тем, кто не знает Бога, я хочу сказать: постарайтесь успокоиться, трезво оценить ситуацию. Постарайтесь приблизить ребенка к себе. Не начинайте паниковать и дрожать за благополучие в доме, а очень аккуратно, без истерик, пообщайтесь с ребёнком, чтобы сын или дочь вам открылись. Они оказались в беде и сами не понимают, какой. Не ругайте и не унижайте их: «А! Я так и знала, что ты повторишь судьбу своего отца!...» Ни в коем случае не обращайтесь к экстрасенсам, кодировщикам, не покупайтесь на рекламу. Эти люди будут наживаться на вашем горе, но вы не получите свободы для ваших детей: тот, кто их поработил, не отдаст их просто так. Не ищите простого выхода. Ищите Бога. Только Он может спасти вашего ребёнка и сделать семью счастливой. И поэтому у вас есть надежда.

Газета «Время любить» №2 2004 г.

 
     
 
Газета "Дорога домой", 2002 г. — Рождество в реабилитационном центре подробнее >>

С неба ангел нам явился
И сказал: Христос родился!»
Мы пришли Христа прославить
И вас с праздником поздравить!


Так приветствовали обитателей центра мудрецы и пастухи, пришедшие издалека вслед путеводной звезде на небе. Залпы праздничного салюта ознаменовали начало торжества в честь Рождения Спасителя.

Под видом гостей с востока приехали мы, лидеры молодежного служения «Доброй вести». Быть вместе с жителями центра на самом главном празднике — празднике Рождества — для нас большая честь. Где еще так сильно можно ощутить такую чудесную, радостную, светлую, волнующую, и вместе с тем умиротворенную атмосферу Рождества Христова!

Целый день ребята в центре готовились к празднику. Репетировали сценки и песни, украшали гостиную разноцветными гирляндами и воздушными шарами, пекли пироги, готовили свои сердца к чему-то необыкновенному и радостному. И чудо произошло. Приехали гости, да какие! Родные и любимые мамы, и друзья с «молодежки».

Торжественный вечер начался, потек своим необыкновенно хорошим порядком, наполняя все вокруг ароматом праздника. Песни радости и песни хвалю, трогательные сцепки и забавные конкурсы сменяли друг друга. Общение мамы и дитя. Общение благодарных детей с любящим Отцом. Что может быть дороже этих минут?

Что может быть важнее праздника Рождества для тех, кто в центре? Здесь все знают, какое событие мы празднуем, здесь каждый ценит превыше всех других дней в году день Рождения Своего Господа и Спасителя. «Н чем для тебя заключается смысл Рождества?» — с таким вопросом обратился я к ребятам. И вот что они ответили:

Сергей: Рождество Иисуса Христа — самый светлый праздник. В этот день родился мой Господь Иисус Христос. Он пришел в этот мир, чтобы отдать свою жизнь за меня. Только благодаря Иисусу я жив и могу радоваться на торжестве в Его честь. Сегодня Господь особенным образом наполнит сердце мое любовью.

Роман: В этот день родился Иисус. Он понес на Кресте все мои грехи. Благодаря Ему я спасен. Никогда я не мог представить себе такую чудесную жизнь. Первый раз я на таком празднике.

Ольга: Рождество Иисуса Христа — замечательный праздник. Миру явился Спаситель. Христос забрал все наши грехи и болезни, дал нам взамен жизнь, полную любви, благодати, радости и мира.

Саша: Рождество — день Рождения Иисуса Христа, в Которого я верю, благодаря Которому я жив и могу разговаривать с вами. Господь вытащил меня из глубокой пропасти, освободил от всякого греха, коренным образом изменил мою жизнь и продолжает менять её к лучшему каждый день. Мне принадлежит жизнь в полноте радости пред лицом Его.

Вечер подходит к концу. Гаснет большой свет. Под тихую песню в огне свечей появляются ангелы в блистающих одеждах и дарят всем подарки… Чудесна ночь Рождества!

«Слава в вышних Богу и на земле мир, в человеках благоволение!»

Алла Васильевна Забродина — директор реабилитационного центра «Милость». Реабилитационный центр — это одна большая дружная семья. «Наша мама» — так говорят про Аллу Васильевну здесь. На её плечах лежат все хозяйственные дела, во многом благодаря ей духовная атмосфера центра — это атмосфера любви, взаимопонимания, открытости, чистоты о праведности во всем.

Мы попросили Аллу Васильевну рассказать  читателям газеты о реабилитационном центре, о там, как он возник и развивался, о той работе, которая проводится здесь сейчас.

Алла Васильевна Забродина, директор реабилитационного центра «Милость»:

Единственный выход-начать новую жизнь

Наш центр начался с откровения от Бога. Господь проговорил в сердце пастора нашей церкви Владимира: «Я хочу спасать наркоманов». После этого Бог стал открывать нам страшную картину распространения наркомании в Вологодской области. Жизнь целого поколения молодых людей, поколения будущего, перечеркнул наркотик. Многие из тех, которым еще нет и 18, сегодня живут в мучениях и не могут, освободится от этой зависимости. А многих уже нет на этой земле…

Мы убедились в том, что наркомания  — это не болезнь, которую можно вылечить современными медицинскими средствами, а дьявольская зависимость, освободить от которой может только Господь. Единственный выход для наркомана — раскаяться в своих грехах, признать Иисуса Христа своим Господом и Спасителем и начать Новую жизнь с Ним.

К молитве за организацию центра подключилась вся наша церковь. Весной 2000 г. Господь показал нам место, где Ом будет спасать попавших в дьявольскую зависимость — бывшую молочную ферму, находящуюся в нескольких километрах от г. Белозерска.

11 сентября 2000 г. три первых реабилитанта и три служителя въехали в совершенно необжитый дом. Все началось с нуля: со ржавых кроватей, на которых мы спали, с электрической плитки, на которой мы готовили еду. Было трудно, но никогда нас не покидала уверенность в том, что Бог с нами и Он устроит все лучшим образом. Нам помогали горячие молитвы всех церквей Вологодской области.

Постепенно Господь всё устроил. Разрешились все вопросы с властями. Своими руками мы сделали ремонт в доме, наладили отопление, завели хозяйство. Сейчас в центре много своей живности: три коровы (мы уже ждем от них приплода!), З поросенка, ЗО кур, 2 петуха, З кошки, собака. Есть и свои огороды. В 2001 г. мы собрали почти 8 теми картофеля! Мы обеспечены многим и уже можем благословлять других.

Но самые главные плоды центра — это, конечно же, измененные жизни наших ребят. Юра, Илья, Жена, Лена успешно прошли курс реабилитации. Еще совсем недавно — всего год назад — от них отворачивались родные, близкие, друзья. Общество нечего не могло сделать для них. Их спас Иисус Христос. Он очистил их от всякого греха. Эти ребята взяли Иисуса в свой корабль жизни, и, чтобы не случилось, всегда будут с Ним. Юра и Илья вернулись домой, в Вологду. Они работают и служат Богу. Юра учится в библейском колледже, а Илья ведет молодежное прославление в церкви «Преображение». Свидетельства двух других вышедших из центра ребят — Елены и Евгения — вы прочитаете на страницах этой газеты.

Сегодня у нас на реабилитации 5 девушек и 9 молодых людей.

Несколько слов для тех, кто заинтересуется возможностью пройти курс реабилитации у  нас. К сожалению, мы можем принять в центр ограниченное число людей. Важно и то, что наш центр — христианский. В нашем центре нельзя курить, употреблять любые наркотические средства, сигареты наркотики. Запрещены: любые интимные отношения, сквернословие, ложь, воровство, насилие в любой форме, неподчинение установленным правилам.

Мы понимаем, насколько трудна работа над собой того, кто хочет «завязать» с наркотиками, и стараемся окружить заботой и любовью всех приходящих в центр. Практически сразу по молитвам Господь освобождает от ломок, тяги к сигаретам. Но, к сожалению, некоторые, начав реабилитацию, сходят с дистанции, не проявив достаточно воли и старания для полного освобождения. Ежедневно, кроме воскресенья, около 8 часов реабилитанты  заняты работой по хозяйству. Так мы учимся смирению и правильному, не потребительскому отношению к жизни. Вечера мы проводим за молитвой, чтением Слова Божьего, общением. Конечно, бывают у нас и праздники. Вот и сегодня в центре много гостей — мы отмечаем самый светлый и радостный  праздник — Рождество нашего Спасителя  Иисуса Христа. Он принес людям спасение, мир и радость. За нас, самых грешных, самых несчастных, самых обреченных Христос отдал свою жизнь.
Слава Ему и честь!

Александр Батик
Газета «Дорога домой» №1(2) 2002 г.

 
     
 
Газета "Екклесиаст", 2002 г. — Непростой контингент подробнее >>

Алла Васильевна Забродина  никогда не была наркоманкой или алкоголичкой. Но, несмотря на это, она возглавляет реабилитационный центр помощи наркоманам недалеко от города Белозерска Вологодской области. Раньше она работала начальником отдела кадров крупном заводе. В сорок пять лет поверила в Бога, но никогда не думала, что ей придется работать с таким непростым «контингентом».

Сейчас  центр реабилитации находится в здании бывшей агрофирмы, ему принадлежат коровники и земля вокруг. Служители центра вместе со своими подопечными живут «натуральным хозяйством», разводят коров, гусей, свиней, кур, сажают картофель, капусту свеклу все, что нужно для того, чтобы прокормить пятнадцать бывших наркоманов и пять служителей.

Вот что рассказывает о своем служении и своем центре Алла Васильевна:
Наркомания — это война, объявленная людям сатаной в Последние дни. Я не вижу ничего страшнее. Это тихая смерть, но она «косит»  каждый  день. Наркотики лишают наркоманов всех положительных человеческих качеств — жалости, сострадания, любви, порядочности, принципов. Есть только полное подчинение наркотикам и абсолютная парализация воли, и абсолютная ложь. У них отсутствует четкое понимание времени — они не различают, делит и единственная цель — наркотик. Им из дня все время хочется спрятаться в ночь. Даже у нас они постоянно зашторивают окна. Наркоманы совершенно не замечают красок  мира, не видят, что небо голубое, а трава зеленая. Многие из них приехали  к нам осенью, а это была очень красивая золотая осень, и они впервые за много лет увидели ее красоту.

Наркоманы живут очень мало, редко доживают до тридцати лет. Самый гибельный возраст для них — от восемнадцати до двадцати пяти. Дьявол берет этих ребят очень молодыми, когда у них еще нет никаких устоев в жизни, нет прошлого, нет настоящего, а, соответственно, нет и будущего.
Они все извращены.  В Книге Откровения, в Библии, написано: «И грех будут делать с ненасытимостью». Они знали проституцию, воровство, грабежи, обман, сатанизм. Слеза матери для них ничего не стоит. И из этого состояния их надо выводить.

Они приезжают к нам со стеклянными глазами, совершенно черного цвета, настолько жизнь избила их. Я знаю многих матерей наркоманов, которые несколько раз пытались уйти из жизни из-за безысходности. Очень страшно видеть, как твой ребенок медленно умирает, и ты ничего не можешь сделать. Я понимаю это, я сама — мать. Для матери даже неважно, украл ребенок что-то излома или нет. Он ее сын. Жены переживают измену мужей намного легче, чем беды своих детей. Сердце матери скорбит об этом. Как правило, родители ‚узнают, что их ребенок стал наркоманом, последними, уже года через три с того момента, как он начал колоться. Если мы сегодня  не будем заниматься детьми, мы проиграем, потому что  дьявол воюет за их разум.  Ребенок в восемь-десять лет должен знать, что есть Бог и есть дьявол, и что дьявол хочет украсть, убить и погубить его
лент, будущее.

Многие наркоманы знают, что при череповецкой церкви «Добрая  весть» есть реабилитационный центр. Они приходят в церковь или звонят прямо к нам. Также мы очень дружно работаем с городским отделением наркологии, врачи которого дают им наши телефоны. Медики снимают ломку, а потом рекомендуют наркоманам прийти к нам. Я сама могу в любое время прийти в наркологическое отделение. При разговоре я выясняю, хочет ли сам наркоман освободиться от зависимости, и если он еще не уверен, я отказываю ему или родителям в приеме в наш центр. Тех, кто действительно хочет быть свободными, я приглашаю или в церковь «Добрая весть», которая собирается в Современнике, или в Церковь Иисуса Христа в Заречье. В центре мы очень много молимся,  изучаем Слово Божье. Каждое утро у нас молитва, а каждый вечер — богослужение. Если человек принимает это, то мы берем его к  нам в реабилитационный цент.

Курс реабилитации — год. Когда они приезжают сюда, я рассказываю, что основной их задач является, приобретен трудовых навыков, которые  почти у всех отсутствуют, есть ребята, которые нигде не работали. Мы трудимся здесь  как минимум, а семь часов в день, зимой — чуть меньше, летом — девять-десять часов. Конечно, у нас есть и праздники. Мы очень весело отпраздновали Новый Год и Рождество.

Я ни одного шага не делаю, не советовавшись с Богом. Даже  тогда, когда отсюда нужно выгонять нарушителя, я молюсь, беру пост, стараюсь использовать все выходы.

Мне очень трудно отправлять человека отсюда, очень  жаль того, что Бог уже успел вложить в них, жаль, что их путь к познанию Господа удлиняется. Все ребята — это мои дети, я к ним отношусь как мать. Здесь нет ни одного человека, про которого я не помню, когда он приехал, какие у него были  срывы. Каждого принимаешь в свое сердце. И вначале это было очень трудно. Я не смотрю, красивые они или не красивые, подлые или  добрые. Я знаю, что там поработал дьявол и что мне нужно их любить. Я  благодарна Богу, что Он дает мне любовь. То, что я делаю, я делаю для Бога. Для людей мне бы никогда это не сделать: не хватило ни сил, ни любви, ни терпения.

Первые трое  ребят — это было самое трудное. Они уже уехали  от нас, ни один из них не «колется».  Один сейчас заканчивает библейский колледж под Москвой другой уже закончил учиться в  Пскове, а третий ведет молодежное прославление в вологодской церкви «Преображение». Я слежу за их судьбами, но буду совсем рада, когда пройдет три года, когда по всем медицинским показателям клетка должна будет «забыть» наркотик. Силы на это дает  только Бог. Тот, кто «ухватился» за  благодать Божью, будет великим служителем.

Юлия Олейникова
Газета «Екклесиаст», 2002 г.

 
     
 
Газета "Речь", 2002 г. — Действовать самим, уповать на бога подробнее >>

В первую секунду может показаться: ты попал на частную ферму, где все содержится в идеальном порядке. В тепличках зеленеют огурцы и помидоры, стайка белоснежных гусей отправляется на ночлег, в огороженном сеткой вольере пищат цыплята. В хлеву с аппетитом — поедают ужин телята. Пахнет парным молоком, у крыльца двухэтажного серо-кирпичного дома стоят бидоны. Из распахнутых окон доносятся смех и мелодичная музыка. Закончившие рабочий день молодые парни решают, что сейчас будут делать пойдут в пинг-понг играть или же чуть-чуть «потягают железо».

Идиллия?

Ну, если учесть, то, что ангелов здесь нет, а в доме находится реабилитационный центр «Милость», где на данный момент проживают семнадцать бывших наркоманов и алкоголиков.

Идея создания центра появилась более двух лет назад. Посетил Череповец руководитель аналогичного объединения : в Кингисеппе (Ленинградская. область) Сергей Матевосян. И начал с главного: ребята, надо что-то делать. У нас в центе множество череповчан, причем именно они поступают в самом жутком состоянии…

«Милость» открылась 11 сентября 2000 года. Три реабилитанта и три служителя приехали в совершенно пустой дом — бывшее управление агрофермы. Спали на ржавых кроватях, еду готовили на плитке. Потом, когда людей стало побольше, пришлось преодолевать непонимание со стороны властей Белозерска. Разнообразные комиссии приезжали по нескольку раз на дню. Их можно понять: обычно подобные центры добавляют хлопот всем службам. Милиция опасалась, что рядом с Белозерском возникнет очередной притон. Медики кричали: «Как можно проводить оздоровление, когда у них нет даже штатного врача!» СЭС предъявляла свои требования…

Но постепенно атаки сменились молчаливым удивлением. Криминогенную обстановку пришельцы не ухудшили. Обзавелись хозяйством, привели в порядок запущенную землю и помещения. Ни одного мало-мальски заслуживающего внимания нарушения, проверяющие так и е обнаружили. И в один прекрасный день, местные власти признали «Милость» «своей»…

Теперь здесь проходят курс реабилитации череповчане, жители Шексны, Вологды, Новомосковска, Рыбинска. Кто-то из них в недавнем прошлом был наркоманом. Кто-то глушил себя водкой. Самостоятельные попытки «завязать» оканчивались ничем.

К нам в основном приходят те, для кого иной надежды не осталось, — говорит директор «Милости» Алла Забродина. Говорят: « Я испробовал все. У меня больше нет сил, надежды и денег…»
Находили путь к исцелению по-разному. После трехминутного ролика по радио в редакцию позвонили две девушки. Им дали координаты центра. Церковь «Добрая весть» проводила несколько акций в Череповце, Вологде и Шексне — всякий раз обнаруживала новый «улов». Молодыё ребята и девушки, редко кому больше 26лет.

— Мы никого к себе не тянем, продолжает Алла Васильева. — К нам приходят абсолютно добровольно и сознательно. Неверующих здесь нет: все приняли покаяние и уверовали во Христа. Это главный показатель на путь к полному вызд6ровлению…

Я бы сказала — тот стержень, который затем нанизывается все остальное. Основы христианского вероучения, таковы, что ничего больше придумывать не надо, методика группой психотерапии всей своей внешней простоте позволяет творить чудеса. Никакого медицинского контроля: небольшая группа, реабилитантов, элементарно просты требования и пара наставников.

Ведь наркомания — болезнь, которая затрагивает не только тело, но и психику человека. Выздоравливающему легче привыкать к требованиям нормальной жизни в компании людей, которые испытали те же проблемы.

— Главное правило «той» жизни гласило: «Все надо попробовать!» Получать удовольствие приятно, но беда в том, что оно никогда не приносит удовлетворения — его всегда мало. Вот и катились: от дозы к дозе, от бутылки к бутылке…, Я сталкиваюсь о тем, что новички приезжают, совершенно не умея что-либо делать. Тем более — служить другим. Они не привыкли думать ни о ком, кроме самих себя. Здесь все иначе…

Иначе — и потому особенно трудно. Психологическая «ломка» едва ли не болезненней, чем физиологическая. Все, что было привычным, оказывается под запретом: курение, алкоголь, наркотики. Табу на секс, сквернословие, ложь, воровство, насилие в любой форме, неподчинение установленным правилам.

Правила просты: любить Бога следовать тому, что Он заповедовал. Всякий день проводить в работе, находить время для молитвы, не лениться, служить другим и любить друг друга.

Подъем — в семь утра. После завтрака — совместная молитва. Сами понимаете, им есть о чем просить и время для этого пункта распорядка не ограниченно. После труда духовного — труд физический. Иждивенцев здесь не держат, поэтому каждый выполняет свои задания. Сегодня ты возишься на огороде, завтра — в поле на посадках, послезавтра наступает черед уборки в телятнике, еще через день — дежурство по кухне. «Старички, почти закончившие курс реабилитации, разительно отличаются от только что приехавших. Спокойные, уверенные в себе. Хозяева. Новички, глядя на них, понимают: все может получиться, все достижимо. Главное — не лениться.

За два года стёны «Милости» покинули уже девять человек, двое — Сергей и Ольга — остались в центре в качестве стажеров. Помогают Алле Васильевне. Со всеми выпускниками поддерживается связь. Ни один к старым привычкам не вернулся.

В марте у центра появилась своя машина «Нива». На ней ездят в Белозерск за необходимыми продуктами. Многим себя обеспечивают сами, но есть то, что‚ своими руками не сделать. Алла Васильевна постоянно выезжает в командировки за пределы области — перенимает опыт других. Была в Калуге, смотрела, как там налажена работа на ферме, действует мини-линия по переработке молока. После визита в Кингисепп завели гусей и уток. Очень помогают церкви со всей области. Государство на поддержку проекта не выделило ни копейки. Помог бы кто наладить артезианскую скважину (она есть, только нужно установить промышленный фильтр — ведь в Белозерск за питьевой водой ездить накладно!) и провести реконструкцию осветительной системы — нынешняя устарела…
Сергей нынче пойдет учиться на механизатора, чтобы получить права. На деле он и так уже многое умеет: у реабилитационного центра — два трактора, плуг и культиватор. Картошкой засеяли площадь в 3,5 га. Вот-вот снимут первый урожай из теплиц.

У них есть проблемы — но разрешимые. Даже сейчас, когда нелегко. Это три месяца назад все было налажено и шло, словно само сой. Теперь приехали новенькие. Еще не до конца осознавшие перемены, происходящие внутри себя, потому — ершистые и колючие.

— Я не знаю, как у них в дальнейшем сложится жизнь, — говорит т Алла Васильевна. — Это немножко похоже на школу: прошел выпускной, ты проводил своих любимых, родных детей в самостоятельное плавание. И тут же приходят первоклашки, которых нужно учить с нуля. Я рада тому, что год они будут у нас. Я уповаю на милость Божью, которая поможет им не споткнуться в дальнейшем. За то время, что эти ребята здесь, они не будут сажать на иглу по пять человек в месяц. Те пять не сделают это с другими… Значит, мы старались не напрасно. Кого-то минует беда…

Неверующие люди скажут: вот повез! А верующим ничего объяснять не надо. Они знают: есть исцеление любовью. Есть молитвенное заступничество, для которого не имеют значения любые расстояния. И особая истина, суть которой в нескольких словах: для Бога нет неизлечимых болезней и неразрешимых проблем.

Пока другие думают, что делать, и требуют финансовой поддержки от государства, в «Милости» бесплатно исцеляются люди…

Газета «Речь», 2002 г.